Мое мнение об Андрее Мисине

Александр Марков Хочется написать о своем отношении к творчеству Андрея Мисина, и трудно начать это делать. Когда сталкиваешься с такой величиной, простые слова кажутся бессильными. Кроме того, я читал другие комментарии, написанные умело и убедительно, и согласен с очень многим из того, что в них есть. Попробую, уважаемый читатель, вывалить свой поток сознания, стараясь не повторять множество заслуженных добрых слов об Андрее Александровиче.

Его музыка, вокал, аранжировки, исполнительское мастерство - бесподобны. У него очень своеобразный узнаваемый почерк, присущий только ему. Достоинство его вещей состоит еще и в том, что они доступны. Его музыку я бы не назвал элитарной, хотя она непроста и гармонически, и мелодически, и почти каждая песня (в первых альбомах в превосходной степени, в <Медленных сказках> - в меньшей) наполнена массой различных звуковых нюансов (да как умело!), а это то, что важнее всего в записи и особенно трудно достижимо в живом исполнении.

Это даже не надо обсуждать, настолько это очевидно. Я не согласен только с тем, что его иногда рассматривают в контексте времени, когда он начинал, а также не могу поставить его в ряд ни с одним исполнителем или автором, что делали до меня уважаемые члены клуба. Я настаиваю на уникальности его дара. Мисин - это настоящая суперзвезда, в самом лучшем смысле этого слова. И не столько благодаря всему вышеперечисленному, сколько благодаря тому, что он - один из очень немногих людей (а в нашем музыкальном мире, возможно, единственный), которым удалось <дотянуться до неба>, схватить за хвост то, что от нас все время ускользает - нематериальные, зыбкие стороны нашего бытия, те, что лежат в области интуиции и вообще чувства. Именно поэтому о нем трудно писать.

Этот дар встречается крайне редко, и если в очередной раз кто-то оказывается наделен им - тогда рождаются такие явления, как, скажем, Булгаков или Сальвадор Дали, Хендрикс или Тарковский. Безусловно, все они мастера, хотя есть и были люди, которые в технике исполнения еще ярче, еще заметнее; да только дело в том, что мало просто хорошо уметь делать свою работу - это у многих получается, а передать свою душу, а значит, в какой-то степени, душу каждого из нас, непосредственно на холст или бумагу, в пальцы на грифе или клавиатуре практически без потерь - это дорогого стоит, и сделать это невероятно трудно, просто в силу того, что так уж устроен мир: знают многие, говорят единицы.

Попробуйте с самыми серьезными намерениями, с уверенностью, что вам есть, что поведать миру, взять в руки инструмент, сесть где-нибудь в студии и записать хотя бы маленький фрагмент так, чтобы можно было сказать: мол, это именно то, что я и хотел выразить! Пропасть между желаемым и реально сделанным будет впечатляющей, и настоящий мастер отличается тем, что ему удается ее в очень значительной степени преодолеть.

Не знаю, что думает об этом сам Мисин, он же знает свои вещи изнутри, а это совсем другое - искать нужный звук, микшировать, делать дубли: Я могу с уверенностью сказать только о том, что чувствую сам, как слушатель, а именно: ему оказались подвластны материальные инструменты для достижения результатов, уходящих далеко-далеко за понятия <аранжировка>, <текст>, <музыка> и т.п. Он сумел, уж извините за высокопарность, прикоснуться к вечности. И мне (может быть, в силу ограниченности кругозора, конечно) не приходит в голову, с кем его можно сравнить.

А что касается его дел с Пугачевой или поездок в Америку - я мало что об этом знаю, да мне и не особо интересно. Думаю, что если бы он выпустил только альбом <Чужой>, то мог бы с уверенностью сказать, что жизнь прожил не напрасно, потому что ЭТО -- НАСТОЯЩЕЕ.

Не знаю, удалось ли, в свою очередь, мне сказать достойно о том, что я хотел. Откуплюсь на всякий случай строчкой из БГ: <Возможно, я сентиментален - таков мой каприз>:

С уважением ко всем, кто дочитал до конца.

Александр Марков, г. Тула /3 фев 2005/


Клуб музыки Андрея Мисина © 2003-2013